Корни нашего инфантилизма
Корни нашего инфантилизма гораздо дальше, чем мы думаем.
infantine
Я много месяцев прикидываю, почему в российских семьях дети воспитываются отнюдь не как личности. Со стабильным списком прав и потихоньку вводимых обязательств.
А как испорченные инфантильные оболочки, которым надо ограничивать свободу и диктовать каждый шаг, иначе всё.
Найдут в канаве с передозом.
По-крайней мере, так воспитывали меня. А я выросла в благополучной, образованной и обеспеченной семье. Значит, не в этом дело.

Мы мечтаем быстрее повзрослеть и не можем насладиться детством, потому что там бесконечное «нельзя».
Нельзя: личное мнение, личное пространство, личные интересы, личный выбор.

Потому что ребенок должен быть послушным. У него не должно быть своих желаний.
Из послушных детей потом вырастают тираничные родители, которые дрессируют следующее поколение послушных детей и будущих тиранов.

Откуда эта проказа?

Сначала мне казалось, что это от жестокого климата. Вроде как в холодных странах люди суровые. Потом мне пришло в голову, что наверное эта темнота в головах из-за культа традиций.

Но есть же Исландия.
Там круглый год холодно и люди настолько дрочат на традиции, что до сих пор верят в троллей и говорят на языке, который не менялся с XII века.
И это самая продвинутая в мире страна в области прав человека, социальной защиты и эгалитарности. И грамотности.
Страна абсолютного гражданского равенства и давно победившего феминизма.
Это рай для детей. Они воспитываются без гендерных настроек в стиле «ну ты девочка», «ты же мальчик».
Взрослые спрашивают мнение детей и это мнение потом учитывается и на что-то влияет. Дети делают то, что им нравится, их никто не заставляет идти против себя.
Результат: страна с рекордно низким показателем зависимостей и девиаций.

Так почему у нас иначе?

Я в итоге наковыряла себе объяснение.

Думаю, что в нашей стране не существует равенства ни на каком уровне, ни в каких отношениях.
И мы даже понятия не имеем, насколько это важное положение.

Свобода личности перестала существовать с IX века, когда начала формироваться Киевская Русь. Тогда свободные крестьяне стали переходить в категорию смердов и черни, то есть за долги принадлежать князю навсегда или временно.
И законы формировались для всех слоёв отдельные. Князья и бояре, само собой, имели привилегии.
С тех пор обычные люди потеряли понимание своей ценности и стали падать в ноги к власть имущим.
Эта форма рабства окончательно закрепилась крепостным правом и не закончилась реформой 1861 года.

По большому счёту, с тех времён социальный уклад не претерпел особых стрессов.

У нас всё тот же авторитаризм, который выбираем мы сами, потому что ничего другого не знаем.
Простые люди все так же бесправны, все так же сакрализируют власть и гнобят тех, кто слабее. Нашему человеку хоть где-нибудь надо построить иерархию. Он без диктатуры и иерархий не понимает, как прожить.
Первую диктатуру он видит в своей семье, затем в школе, затем в университете, потом на работе, потом ещё не дай бог столкнётся с законом.
А иерархия — это обязательно чье-то бесправие.

Поэтому так тянет в Европу.
Там человек имеет самую высокую ценность. Эту ценность задаёт в первую очередь общество, а не государство.

Я не хочу демонизировать Россию, я очень её люблю. И я уверена, что однажды она тоже встанет на путь свободы и равенства.
Когда-нибудь наши дети увидят чиновников в метро, а президенты будут меняться каждый срок, оппозиция будет настоящей, старость будет обеспеченной и счастливой, люди будут платить высокие налоги и получать высокие зарплаты, а на болотной будут проходить гей-парады.

Когда-нибудь, обязательно.

Когда закончатся все природные ресурсы и вся олигархическая рать уйдёт проживать накопленное, тогда наверное в Россию впустят реформаторов.
Был же Егор Гайдар, значит будут и другие.